Интервью с неидеальной Мозолькой. Хочешь? Делай!

Мы продолжаем интервью с форумчанками. Наша героиня сегодня — Настя Mozolka. Настя — наш автор, пишет для ю-мамы интереснейшие сборники идей для развития детей. Обязательно их прочтите — полезно и увлекательно))

Интервью с неидеальной Мозолькой. Хочешь? Делай!

Про Настю

— Настя, расскажи о себе, сколько лет, замужем ли ты, сколько детей, какого они возраста?

— Мне 35 лет. Я замужем второй раз. Первый брак у меня был без детей, студенческий, быстро свершился и быстро закончился. Сейчас у меня двое детей, дочь Саша 10 лет и сын Тёма, ему 7 лет. Должен был быть третий, но к сожалению, я ребенка потеряла 2 месяца назад. Вот, это тоже моя боль, но я об этом говорю. Может быть, еще будет!

— Какое образование? Ты работаешь или занимаешься детьми?

— У меня высшее юридическое образование, по профессии я никогда не работала. Я и работаю, и занимаюсь детьми. Живу и делаю все одновременно. У нас с мужем свое дело, свой небольшой бизнес, я там выполняю свои функции. Документы, договорные отношения, отчетность первичная, вот в таком ключе.

— Кем ты хотела быть в детстве?

— Я хотела быть Снегурочкой. Лет в 10 я попала в театральный кружок, мы показывали представление, а потом с детьми играли. И мне никогда не давали роль Снегурочки! "Настя, ну какая же ты Снегурочка, ты посмотри на себя, ты же вылитая Баба Яга!" — говорила мой руководитель.

— В итоге ты играла Бабу Ягу?

— Я все роли играла — Баба Яга, Кикимора, какая-нибудь злодейка, которая обязательно всем должна испортить праздник. Не потому, что я как-то не подхожу внешне, а просто что в Снегурочке играть? А у меня всегда были главные роли. Но мне в конце концов дали роль Снегурочки, лет так в 16. Я поняла, что это скучно.

В детстве не было мечты про какую-то профессию. Сколько раз ни перебирала все, чем я занималась и хотела бы заниматься, не выливается все в профессию одну. Я считаю, что сейчас я нахожусь на том месте, где и должна находиться. И мне тут хорошо, не мечтаю я о чем-то другом.

Интервью с неидеальной Мозолькой. Хочешь? Делай!

— Если появится возможность что-то изменить, то что бы поменяла?

— Ничего. Везде, где я работала, была рада работать. Как только перестала работа доставлять удовольствие, я оттуда уходила и меняла что-то.

— Есть сейчас что-то такое, что хотелось бы сделать, но еще не сделано?

— Нет, если я хочу, я беру и делаю.

— А у детей? Есть какая-то мечта уже сейчас? Может быть, кем стать в будущем?

— Может и есть, но я не лезу к ним в голову. Если они захотят этим делиться, то я послушаю.

— Но не делились еще?

— Ну почему же. Сын за день кем только не мечтает быть: от каскадера до актера. Вчера вечером, засыпая, он хотел быть отмывателем монет, есть такая профессия. Монеты, которые люди собирают из фонтанов, уже не пригодны, их привозят человеку, который их отмывает. Так вот ребенок уснул вчера с этой мыслью. Что сегодня у него в голове — я не знаю.

К дочери я не пристаю с этим вопросом. Но недавно Тёма у Саши спросил — кем ты хочешь быть, когда вырастешь? Саша: Как кем быть? Я уже есть! Понимаешь, она не мечтает о профессии. Она вот уже есть, она уже живет, а что там уже будет — Бог его знает. Растет и все меняется.

— Получается, дети находятся в гармоничном таком состоянии. И ты в гармонии?

— Да. Особенно после того, как мы ушли на семейное обучение, у нас всё поменялось.

— Какие-то были случаи из детства, которые повлияли на твою жизнь?

— Мне было лет 15. В нашей школе открыли компьютерный класс, но пускали туда только тех, у кого 5+ по алгебре. У меня даже просто 5 не было. Недоступно. Не для меня. Тогда я подумала, что да, есть знания для избранных. И вот, когда закончила школу, я пошла на компьютерные курсы. И там с ужасом и удивлением узнала, что алгебра тут ни при чем. И если я хочу, то могу взять и освоить! То есть для меня это стало неким открытием — когда ты хочешь, ты можешь это сделать! Внешние запреты ни при чем. Если ты хочешь, делай, и плевать на чужие оценки!

— А какие-то обиды и обидчики?

— Обидчиков из детства не помню (улыбается). Таких, чтобы я через всю жизнь обиду пронесла, точно нет.

— Вы общаетесь с первым мужем?

— С ним мы не друзья. Я разбила ему сердце, какая тут дружба!

Интервью с неидеальной Мозолькой. Хочешь? Делай!

То есть в идеальной Насте есть

— Я не идеальная вообще! Это я к тебе пришла на позитиве, а так — знаешь, сколько у меня недостатков!

— Давай тогда о них и рассказывай!

— Ну уж нет (смеется).

— Хотя бы парочку, что ты в себе не любишь?

— Я себя как раз люблю, вместе со всеми недостатками. И у меня нет отрицательных качеств, они все мои. Недостатки я принимаю. Сейчас, например, я набрала вес, и достаточно приличный для меня. И я хочу к прежнему весу вернуться. Я хочу быть стройнее, быть более гибкой. Но только через любовь к себе, не через боль и унижения. Пока я не нашла способ сделать это без насилия над собой. И нет ничего такого, с чем я хотела бы бороться. Я не готова с собой так поступать. Это не та энергия, не моё.

— Хорошо, в чем тогда твоя неидеальность?

— Мне бывает страшно. В основном, все мои страхи связаны с будущим детей. Я тут же начинаю терроризировать всех домашних, пристаю к детям. А вдруг я что-то недодам, не туда их веду? Вдруг надо по-другому? Хотя эти страхи вовсе и не про них, они связаны как раз со мной. Эти страхи есть у всех родителей, потому что все своим детям хотят только хорошего.

Вот в такой момент я беру ФГОСы и начинаю смотреть, что нам надо знать, чего мы не знаем, а вдруг мы отстаем? Становится еще страшнее. Всей семье тут же тоже становится страшно…

Но я научилась видеть эти моменты и возвращать себя обратно.

— Как ты научилась видеть? Саморазвитие, курсы, книги? Когда была "поворотная" точка?

— Не курсы и не книги, это — путь, прислушивание к себе, выращивание внутренней чувствительности. У нас же сейчас все направлено на мышление, логику, прокачку себя. И мы не пропускаем ничего через призму своих ощущений: насколько мне лично все подходит. Раньше я не умела оценивать все, что ко мне поступает, через себя. И я все еще не там, где хочется быть. Делаю маленькие шажочки. Всё ещё есть вот эти откаты — я переношу страх на детей, мужа третирую.

Интервью с неидеальной Мозолькой. Хочешь? Делай!

— Муж как в этих случаях себя ведет?

— Муж — это сборник всех возможных страхов. Я беру какой-то наш общий страх, и начинаю его разбирать. Страшно вот это. А почему? А что будет, если то, чего боимся, случится. Как мы будем действовать? У нас есть план Б? А что будет, если бояться того, что может случиться, и ничего не делать?

Например, когда создавали бизнес, кроме идеи, мы ничего не знали и не умели. И в итоге на опыте все наработали. Теряли деньги, время, нервы, но прошли. Хотя дед мужа как-то сказал — зачем вам все это? Вот он там себе на производстве руку отрежет — и что ты будешь делать? Я разбираю страх: думаю, ну его, бизнес, пойду из декрета на работу, отдам ребенка в садик. А если никто себе ничего не отрежет? Я всю жизнь буду жить так, как мне не нравится?

— И ты забрала Сашу из садика?

— Не сразу. Кстати, о "поворотной" точке, когда произошло у меня некое понимание: нашему бизнесу и первому ребенку было по полтора года, я отдала Сашу в садик и пошла на работу. И там сижу, что-то делаю, а сама думаю — вот у меня там где-то ребенок, а я здесь. И это не детоцентризм, а смещение смысла: мой ребенок где-то с чужими людьми, а я не вижу этого всего, мне самой хочется быть с ней.

Ещё через полтора года я уволилась, вернулась в бизнес. Но окончательно мне понадобилось 6 лет, чтобы понять: если маме не надо работать или она не хочет работать, чтобы быть рядом с детьми, то садик ребенку не нужен!

— А как же социализация?

— Два главных вопроса, которые задают, когда узнают, что мы на СО — как социализация? И как химия (или физика)? Под социализацией каждый понимает что-то свое. Если мы говорим про социализацию, как умение себя вести в определенных местах (поликлиника, школа, садик), то я считаю, что школа здесь вообще не причем. Социализация — это родители, которые дают пример того, как себя вести "в людях". А если речь идет о друзьях — то моим детям общения с друзьями хватает. Они не жалуются, что им скучно. Например, наша дача — там мы проводим по полгода. У детей там есть живое общение, свобода, друзья.

Интервью с неидеальной Мозолькой. Хочешь? Делай!

Про друзей и семью

— А твои друзья? На ю-маме, например, у тебя друзей нет. Это потому, что ты не хочешь ничего обсуждать в кулуарах?

— Не поэтому! Я тебе говорила про приступы страха. Я удаляюсь, потом восстанавливаюсь. Раньше я себя корила — я должна быть твердой, приняла решение — уходи. А потом вернусь к своему дзену и думаю — чего это я? И возвращаюсь.

Из детства у меня есть две подруги, сейчас мы с ними общаемся редко. И я считаю, что крепкая женская дружба — это все равно что-то молодежное, подростковое. Сейчас мои друзья — моя семья. Мама, муж, дети.  С каждым из них мне есть о чем поговорить. С друзьями сейчас, скорее, приятельские отношения. Мы собираемся на праздники вместе.

— А какой для тебя должна быть семья?

— Дружная, поддерживающая. Человек выходит из семьи и в нее возвращается. Самое главное — это отношение. Насколько вам хорошо вместе, насколько ты можешь довериться. Ты уверен, что тут тебя выслушают, поддержат, потерпят твои психи, примут с твоими несовершенствами и неидеальностью, какой бы ты ни был, не пытаясь изменить тебя.

— Какие в вашей семье новогодние традиции?

— Я, пожалуй, только второе поколение в нашей семье, которое что-то создает. Первое — мама, я помню из детства, мы всегда отмечали праздники вместе — Новый год, дни рождения, конкурсы. Мама же росла без всего этого. Про её день рождения могли забыть. А муж — это вообще первое поколение, которое что-то делает для сплочения своей семьи. Сейчас мы все значимые для семьи события готовим и проводим вместе.

— Вы с мужем друг друга еще делали или сошлись "готовенькие" с одинаковыми интересами?

— Мы меняемся все время, и сейчас тоже. Ты живешь, и тебе кажется, что всегда так было, а оказывается, и половины не понимала раньше, жила, потому что все так жили. По мужу я вижу, какой он был, и какой сейчас стал — это два разных человека. Открою секрет — когда мы сошлись, он считал, что детей нужно физически наказывать. Потому что его наказывали, и он думал, что это нормальный метод воспитания. Думал, что именно поэтому он вырос нормальным человеком. Я его спрашиваю — ну вот что должен сделать ребенок, чтобы ты мог поднять на него руку? Он не мог ответить на этот вопрос. В итоге — наших детей он и пальцем не тронул. А сейчас уверяет, что и раньше он так не говорил.

Муж рос без отца. Сейчас для него роль отца — это новая роль, он постигает все каким-то шестым чувством.

Интервью с неидеальной Мозолькой. Хочешь? Делай!

— Как ты расслабляешься, если не с детьми? Что ты делаешь лично для себя?

— Я хожу в лес. Иногда с собакой, иногда нет. Могу бродить часа полтора-два, без телефона. Молчу, думаю. Возвращаюсь оттуда другим человеком. И я рисую цветными карандашами. Начинала, чтобы увлечь детей, но в итоге им рисование такое не интересно. Или хожу в книжном магазине, не для того даже, чтобы что-то купить, а просто смотрю, перебираю, чувствую запахи. Могу выйти и ничего не купить.

Люблю горные лыжи. Стала кататься 2 года назад, хотя мечтала всегда. Поставила на лыжи детей, дети катаются, а я стою, их жду и думаю — вот они живут, а я жду. Потому что был страх — взрослая тетка пошла учиться… А потом как-то увидела: китайцы приехали на Уктус — туристы. Катятся, падают, хохочут. В них столько жизни, они счастливы, ничего не боятся. И я думаю — а я чем хуже? Пошла, взяла лыжи напрокат и инструктора. И всё.

Вообще, китайцы живут. Мы были в Питере, там семья китайцев была, с дедушкой на инвалидной коляске. Кажется, дунь на него — улетит. Но ведь ничто же не помешало ему приехать и посмотреть Санкт-Петербург. Они хотят, едут и делают. Круто же! Я в восхищении!

Также, кстати, как с лыжами, сейчас книги покупаю. Раньше как? Детям, детям. Потом думаю — детям почему? Им потому что еще жить, а я — уже все? Теперь я меняю акценты. Сначала — для себя, потом остальным. Правда, это сложно до сих пор.

— Где вы путешествуете?

— Москва, Питер, Казань, Пермь, Кисловодск, Минводы, Сочи. За границу — Турция, Египет. Иногда дети по одному ездят с бабушкой. Кстати, вот уже четвертый год это семейная традиция — по весне мы едем с детьми с моей мамой куда-то отдыхать.

— А вдвоем с мужем?

— Конечно, но каждый раз его сложно вытянуть, поэтому редко, но метко. С восторгом вот в Египте ныряли, смотрели рыбок. Ездили в Питер, сейчас хочу с ним уехать в Калининград, но он пока не поддается.

Интервью с неидеальной Мозолькой. Хочешь? Делай!

Семейное обучение

— Есть ли у детей вопросы, почему они на семейном обучении, а не в школе?

— Когда ты пишешь уведомление в Отдел образования, что выбираешь такую форму обучения для своих детей, там есть такой пункт: решение принято с учетом мнения ребенка. У ребёнка есть выбор. Он знает, что такое школа — у него есть друзья-школьники. Саша ходила в школу первый класс и две четверти второго.

— Почему ты ее забрала именно в этот момент?

— Потому что больше не могла. Плохо ей там. Для меня знания на втором месте. Главное, чтобы человеку было хорошо там, где он есть. А она приходила, ложилась и ничего не хотела. У нее не хватало сил даже восстановиться. Захотят в школу — пойдут. Не захотят — не пойдут.

— Есть ли какие-то правила образовательные, которые дети должны соблюдать, независимо от их желания?

— Нет.

— А предметы, которые им не нравятся?

— Давай разделим. Для одних СО — это ФГОСы и стандарты. Тут мы играем по правилам. Я детям так и говорю — это нужно как-то сдать. Я не требую пятерок, каких то глубоких знаний, знать глубоко тему. Но вот есть минимум — будь добр, его сдай. Нелюбимых предметов нет. Есть те, которые не особо интересны. Да и в рамках одного предмета им может быть интересно строение клетки, например, а где какая климатическая зона, не интересно совсем. ФГОСы — это моя обязанность по отношению к ним. И это моя задача — сказать им так, чтобы было понимание. Это моя ответственность перед ними. Я не жду, что они захотят.

— В какую сумму обходится СО, сравнивая с обычной школой?

— В ту, которую вы готовы на него потратить. Все те методы и оценки, которые применяются к обычной школе, не подходят для СО. Потому что семьи всегда разные и у каждого свое видение, как это должно быть.

Интервью с неидеальной Мозолькой. Хочешь? Делай!

— Как относились муж и другие родственники к СО?

— Мама меня поддерживала всегда. Муж сначала очень боялся, но ведь у нас есть план Б — в обычную школу мы можем вернуться всегда. Что касается его родственников — им очень сложно все это принять, но они не вмешиваются. Хотя каждый раз при встрече пытаются измерить то, что мы делаем, знакомыми им категориями — уроками, оценками, какими-то критериями. Я понимаю, что им тоже страшно, они пытаются найти свою какую-то точку опоры, чтобы побороть страх, чтобы решить, что с детьми все в порядке. Но спасибо, что они со мной не делятся этими страхами, потому что мне и своих хватает.

— А как ты думаешь, сложно ли детям будет сдавать ЕГЭ?

— Сдадут. При подготовке к любому экзамену есть натаскивание. И это ничего общего не имеет с получением реальных знаний. Сейчас любых курсов достаточно — пойдут и подготовятся.

— А если у ребенка пропадет мотивация к обучению?

— Обучение — это не химия, это вся жизнь. Думаю, что этот вопрос именно про ФГОСЫ и про правила? Будем им говорить, что это такие правила. Так нужно играть. Ты ведь в бродилке не идешь на три хода, если кубик выпал на два?

Я не думаю, что не смогу договориться со своим ребенком. Вот такого страха у меня нет. Давить я не буду, но мы уже умеем слышать друг друга, договариваться. И когда ты с уважением относишься к интересам ребенка, он готов тебя слушать. Сейчас у нас уже таким образом выстроены отношения, что я уверена — мы вместе с детьми решим и обо всем договоримся. Мы повернуты лицом друг к другу. Это наше желание — понимать и поддерживать друг друга.

Про ю-маму

— Что дает тебе форум? Для чего ты делишься своими наработками?

— Просто хочу. Я не считаю себя мессией, который несет какие-то сокровенные знания. У меня есть мысли, я хочу ими поделиться, захожу и пишу. Могу несколько дней не заходить. А могу каждые полчаса читать, писать.

Интервью с неидеальной Мозолькой. Хочешь? Делай!

— Что ты хотела бы нам всем сказать, чем хотелось бы поделиться?

— Есть только миг между прошлым и будущим — это соответствует моей точке зрения. Смотрите на тех, кто рядом, в настоящем моменте. Нужно поменьше бояться и побольше хотеть. Мы всегда действуем из двух мотивов — из желания и из страха. Из-за страха ты становишься надзирателем для себя, мужа, детей. Все хотят жить, как хотят, но страх этого не дает.

Мы боимся не успеть, не соответствовать, чьей-то оценки. Вот сейчас отучимся, сделаем то, что надо, а потооом… Кем надо? И почему не жить уже сейчас? 

Чтобы страха не было, его надо разобрать по косточкам — почему ты боишься? Тогда он уходит, и на первое место выходит желание.

Нужно задать себе вопрос — а что ты хочешь сейчас? Услышать себя в моменте "сейчас" и ответить на него сложно. Нужно учиться себя слышать. Это помогает вырастить свою личную точку опоры, которая опирается на чувства и помогает жить в гармонии с собой и с миром. 

Источник www.u-mama.ru